Троицкий собор Свято-Успенская Почаевская лавра



Период, когда Лаврой управлял архиепископ Антоний, был цветущим для обители. Торжественные Богослужения, не иссякающие потоки богомольцев, богатые пожертвования, три епископских хиротонии, посещения иерархов (Патриарха Антиохийского Григория, митрополита Димитрия, впоследствии Патриарха Сербского и др.), возведение братской больницы, частые миссионерские съезды в стенах Лавры, привлечение к ней студентов Духовных Академий, любивших проводить здесь каникулы, открытие филиала Почаевской типографии в Житомире, увеличение числа самой братии и, наконец, несколько случаев исцелений - мы перечисляем лишь самое основное, что характеризует состояние Лавры того времени. Правда, в жизни ее было тогда и несколько теневых моментов: оживление политической жизни всколыхнуло и монашескую обитель. Некоторые монахи стали активными членами "Союза русского народа", казалось, что "Почаевский листок" начинал становиться его рупором, что впоследствии, при грядущих переменах власти, станет одним из главных обвинений против Лавры и поставит под угрозу само ее существование. Но надо сказать, что владыка не одобрял никаких проявлений политиканства со стороны монахов.

 

Преосвященный Антоний, как и некоторые его предшественники (архиепископы Димитрий, Модест и др.), получая немалое жалование, был бессребреником, все раздавал нуждающимся. И вместе с тем рачительное отношение его к монастырскому хозяйству позволило ему при помощи Духовного Собора Лавры предпринять ряд крупных и важных начинаний, самым значительным из которых было построение Троицкого собора.


Прежде всего, почему он получил имя Троицкого? Трижды освящались в Почаевской обители храмы во имя Святой Троицы, но или не удерживали своего имени или даже разрушались, как был разрушен Свято-Троицкий собор супругов Домашевских, когда возводили собор Успенский. Может быть, теперь возмещалась каким-то образом обида, невольно нанесенная духовным детям преподобного Иова со стороны униата Потоцкого?


Время, когда возводился Троицкий собор (1906 - 1911), было эпохой, когда русское образованное общество только-только открыло для себя изумительную глубину и величавую духовную строгость древнерусского искусства. В обеих столицах, Москве и Петербурге, с успехом прошли первые выставки икон, были как бы заново открыты давно забытые и оттесненные формы древнего зодчества. С началом нынешнего века Русская старина как будто обратила на себя удивленный взгляд своих Родства не помнивших потомков.

 

Издававшийся в Почаевской Лавре журнал "Русский инок" пишет о нем: "Построен собор во вкусе православной старины XV века и представляет собой точную копию (вчетверо большую) другого, Троицкого же собора, находящегося в Лавре Сергиевской... Новый храм Почаевской Лавры спроектирован знаменитым академиком А.В.Щусевым, который является в области архитектуры тем же, кем явились в области живописи Васнецов и Нестеров. Он сумел так художественно возродить русскую старину, что когда любуешься этим собором с его башнею, величественным куполом, таинственными хорами и переходами, - как бы погружаешься в давно минувшие времена, когда Русь воистину была святою, когда она, начиная от палат великокняжеских, представляла собой огромный монастырь, живший по уставам Св. Церкви, строго соблюдавшей заветы преподобных отцев.


Добавим, что близким прототипом собора может служить и храм Антониева монастыря в Новгороде, хотя Троицкий собор и не копия его. Архитектура его проста: беленый куб, завершенный одной главой, с башней с запада (для входа на хоры) и абсидами с востока. Тяжелые монолитные стены имеют минимум украшений - лишь орнамент, выложенный из кирпича (кладка рельефом), проходящий поясом на высоте хоров и по барабану, да мозаика над тремя входами. С западной стороны - образ Почаевской Божией Матери, Которой поклоняются волынские святые, с северной - Новозаветная Троица с Голгофой в центре, с южной - образ Спаса Нерукотворного, перед которым склонились святые князья.


Намеренно узкие проемы окон создают в храме постоянный полумрак. Свет концентрируется в подкупольном пространстве и, опускаясь вниз, к полу, становится все менее ярким, словно растворяющимся, сливающимся чуть-чуть с настенной живописью. Ибо колорит росписи, светлый, радостный, он как будто и не нуждается в полуденном свете. В притворе он напоминает ярославскую стенопись XVII века. Эта роспись выполнялась силикатными красками, что, но замыслу архитектора и художника, содействовало фресковой (плоскостной) трактовке форм в стиле древнерусских стенных росписей. Надо сказать, что роспись стен и мозаика не были завершены в свое время. Стены и потолок были расписаны позже по эскизам художников В.С.Щербакова и В.В.Фролова уже клеевыми красками, создающими особую матовую поверхность, словно окутанную прозрачной дымкой. Два иконостаса, насыщенные золотом, охряным красным цветом, кажутся одним - сплошной четырехъярусной стеной - благодаря тому, что у них одинаковая высота и иконы закреплены в одних тяблах. Тябла из темного дуба, резные, рельефные; орнамент резьбы - стилизованные растения. Иконы (написанные в московской мастерской О.Чирикова в стиле русской иконописи XVI века) местного или нижнего и праздничного рядов обложены золочеными басменными окладами, чей рисунок тоже воспроизводит орнамент и технику XVI века. Иконостас сделан также но проекту А.В.Щусева.


Вглядываясь в роспись стен, окидывая взглядом весь собор издали, мы не можем удержаться от вопроса: что это - восстановленная древность или только подражание ей? Нет, по сути, ни то, ни другое; сживаясь с архитектурным и живописным обликом собора, мы понимаем, что и вопрос такого рода поставлен неправильно. Собор вовсе не пытается скрыть свою молодость, не прячет ни яркости своих мозаик и настенной росписи, ни продуманной простоты своего архитектурного замысла. Он - символ древности, символ же никогда не копирует ту реальность, которую он знаменует. Архиепископ Антоний, по почину которого был построен собор, обладал достаточно высокой богословской культурой, чтобы позволить себе простую "имитацию" древности. Цель его, видимо, заключалась в том, чтобы в комплексе монастырских зданий, над которыми доминирует "прозападный" и барочный Успенский собор, внести архитектурными средствами - "на вечное памятование" - традиции древнерусского иночества.


И, надо сказать, оба собора поладили друг с другом, и в сознании как насельников, так и богомольцев Почаевской Лавры стали неотделимы от ее облика. Вступая на монастырский двор через Святые ворота, почти прямо перед собою мы видим восточную стену Успенского собора, а повернувшись направо - широкую лестницу со многими ступенями, ведущую к собору Троицкому.

Поделиться:
 





Пожалуйста не вводите ссылки и html код. Ограничение знаков.